Пропустить навигацию
Кесарево — кесарю?
ТЕМА
М.Барабаш г.Лондон, Великобритания

Снова кесарево, или…?

Естественные роды после кесарева сечения – насколько это реально? Личный опыт
Естественное рождение - лого

 

Опубликовано 05.08.2008

Шрифт:
Версия для печати

Мария Барабаш

Снова кесарево, или…?

Другие статьи по теме:

Впервые статья была опубликована в журнале «Мой ребенок» за октябрь 2007. Публикуется с разрешения автора.

От «Естественного рождения» В октябре 2009 г. Мария Барабаш, автор этой статьи, второй раз родила естественно после кесарева сечения. Рассказ Марии об этом событии также размещен на нашем сайте.

Какое-то время назад во всем мире и в России существовало правило: «Один раз кесарево — всегда кесарево». Сейчас это уже не так однозначно.

Однако правда заключается в том, что если первые роды закончились кесаревым сечением, а второго ребенка вы захотите рожать естественно, вам придется столкнуться с массой проблем, начиная с откровенного непонимания окружающих и заканчивая врачебным запугиванием. И все-таки шанс есть!

  

Мишель Оден в своей книге «Кесарево сечение: безопасный выход или угроза будущему?» пишет: «Стратегия, которой я давно придерживался, актуальна и сейчас, в контексте современной науки. Даже когда я был почти уверен, что потребуется повторное кесарево сечение (например, при деформации костей таза вследствие травмы), я старался дождаться первых признаков начала родов и только затем приступать к «неэкстренному кесареву сечению в процессе родов» (или, говоря иначе, «плановому кесареву сечению в родах»). Это было гарантией, что ребенок дал знать о готовности к родам, и мама с малышом начали выделять специфический комплекс гормонов. В обычной ситуации, когда самостоятельному течению родов ничто не препятствует, стратегия проста и незамысловата: удовлетворять ключевые потребности женщины в родах (чувствовать себя в безопасности и не на виду у посторонних). Если роды проходят без проблем — можно рожать вагинальным путем, если же нет – следует делать повторное кесарево сечение. Большинство женщин может родить самостоятельно, если отнестись с пониманием к их потребности быть в уединении и покое».

мои первые роды

Одиннадцать лет назад родилась моя первая долгожданная дочь — я была уже достаточно взрослой — 27 лет — и подошла к делу очень ответственно, вела здоровый образ жизни, закалялась, правильно питалась, вместе с мужем ходила на хорошие курсы. И рожать мы поехали вместе — правда, не в тот роддом и не к тому врачу, с которым была договоренность (роддом внепланово закрыли на мойку). Этот врач был сторонником естественных родов и к нему, в подмосковный роддом, ездили москвичи и народ со всей области. В итоге после попыток найти больницу, где нас пустят с мужем (тогда это было очень непросто), естественно, платно, мы попали в один из столичных роддомов. Я хорошо переносила схватки, когда приехали, раскрытие было уже 5-6 см (это мне сообщила врач, которая без предупреждения проколола мне пузырь). Она сказала, что воды чистые, все хорошо, похвалила, что я отлично справляюсь – многие женщины в такой момент уже кричат или стонут, а я улыбалась, предвкушая встречу с нашей девочкой.

Не помню, почему вдруг в палате появились другие врачи, почему меня стал осматривать кто-то еще, как вдруг мне сказали, что началась преждевременная отслойка плаценты, и нужна срочная операция. Как раз в этот момент в палату зашел переодетый в халат и бахилы муж — поставленные перед фактом, мы оторопело смотрели друг на друга, а врачи подгоняли: мол, еще немного, и будет поздно, под угрозой жизнь и малыша, и моя. Испугавшись, мы дали согласие на операцию и уже через полчаса на свет появилась наша Настя — увидел ее первым муж, я была в глубоком наркозе.

Отходила от него я долго и тяжело, малышку принесли на следующий день показать, и тут же унесли, но я была так слаба, что не могла попросить оставить ее со мной. Я чувствовала обиду и горечь, было чувство, что меня обманули, обокрали… Через несколько дней мое состояние пришло в норму, я забирала Настюшку на весь день, кормила грудью, распеленывала. Конечно, я была счастлива, я запретила себе впадать в депрессию, мне нужно было налаживать грудное кормление. Никто из врачей не смог мне вразумительно объяснить, что могло послужить причиной проблем с плацентой (при моей практически идеальной беременности). Зато выяснилось, что этот роддом специализируется на кесаревых сечениях. И что мужу пришлось заплатить за операцию в полтора раза больше, чем мы планировали отдать за естественные роды. Была ли операция на самом деле необходима, узнать мне не дано. Слава Богу, малышка здорова и я более-менее в порядке. Но уже тогда я подумала, что если у меня будут еще дети, я обязательно постараюсь родить сама.

о цифрах и фактах

В последние годы роды путем кесарева стали настолько распространенными, что многие забывают: это не просто альтернативный метод родоразрешения, а серъезная операция, чреватая многими последствиями. И хотя она сейчас намного безопаснее, чем раньше, все же остается высокой частота асфиксии новорожденного, а перинатальная смертность в 3–6 раз выше, чем при естественных родах. И не удивительно: в нормальных вагинальных родах происходит мощный запуск всех внутренних систем жизнедеятельности ребенка, чего не происходит при кесаревом сечении.

Заболеваемость среди новорожденных кесарят составляет 28,7%. Чаще всего это патология дыхательных путей, желтуха, инфекция, акушерская травма. Нередко нарушение обменных и эндокринных процессов, стресс плода. Кесарево до начала родовой деятельности — риск для новорожденного, из-за остутствия фактора родов, являющегося необходимой физиологической мерой воздействия на плод (что обеспечивает своевременный запуск компенсаторных реакций плода и оптимальный переход к внеутробному существованию). Кесарята чаще испытывают трудности при адаптации в первые дни жизни. Могут произойти кровоизлияния в мозг при затруднении высвобождения головки, а также переломы костей при затруднениях высвобождения плода, находящегося в неправильном положении.

И женщине операция может доставить немало неприятностей. Кесарево увеличивает материнскую заболеваемость и смертность. Наиболее частая причина — легочная тромбоэмболия, эмболия околоплодными водами, коагулопатия и перитонит. Нередко возникает частичный иммунодефицит — причина повышенной чувствительности рожениц к инфекциям. Более чем у трети женщин, перенесших операцию, бывают послеоперационные осложнения (воспалительные процессы, инфекции мочевыделительных путей).

Согласитесь, картина не радужная. А уж что говорить о повторной операции — осложнений может быть даже больше. Но кесарево становится все более популярным как у врачей, так и у будущих мам — многие предпочитают операцию даже без каких-либо относительных показаний к ней. Кажется, чего проще: заснула, проснулась — уже с ребенком. Редко какой врач подробно будет рассказывать беременной об осложнениях, а вот пропагандируют операцию все чаще и активнее. Почему? Несколько лет назад в интервью «Медицинской газете» директор Московского областного НИИ акушерства и гинекологии Владислав Краснопольский говорил: «Безудержный рост числа кесаревых сечений не может рассматриваться как естественный процесс. Операция достаточно агрессивная по отношению к матери, мы пока не ушли от послеоперационных осложнений. Сейчас активно идет процесс коммерциализации медицины, часто принимающий уродливые формы… Отчасти меркантильные вопросы возникают и в отношении кесарева сечения. Стоимость самопроизвольных родов значительно ниже оперативного родоразрешения. И врачу, и учреждению выгодно получить больше денег за кесарево. Такое положение не может прийти к позитивному итогу».

Хорошо, что есть врачи, не только прекрасно понимающие все это, но и пропагандирующие естественные роды после кесарева. Кстати, именно в МОНИИАГ сейчас более 50 % рожениц, перенесших в прошлом кесарево, рожают сами, тогда как в целом по стране этот показатель — около 1%.

против течения?

Молли Калигер, доктор гомеопатии, американская акушерка, последние годы живущая в России и принявшая крещение, изучала и сравнивала российскую и американскую системы ведения беременности и родов. Она считает, что Россия владеет богатой историей классического акушерства. Но главное, что возможно утеряно — это "душевное восприятие" родов. Отсутствие этого важного элемента понимания врачом-акушером сущности рождения предопределяет его отношение к женщине-роженице как к "родовой машине". Калигер подчеркивает склонность наших структур здравоохранения к западному подходу в родовспоможении. «Россия подражает Западу. Это еще более усугубляет сложное положение женщин, намеренных рожать после кесарева. Будущие мать и отец должны подготовиться к родам не столько физически, сколько психологически. Чтобы родить естественным путем, они идут против течения и встречают препятствия. Тем более, что стремятся родить не просто тем самым выходом, который создал для этого Бог, а целиком — духом, душой, и телом».

Что ж, если вы решились идти против течения, нужно основательно подготовиться. И в первую очередь оценить состояние рубца на матке от предыдущей операции. Сделайте УЗИ с использованием допплерометрии, с пусть врач может посмотрит состояние рубца. Затем — ищите врача или акушерку, которые имеют опыт таких родов и не боятся их. С их помощью можно приблизительно оценить свои шансы.

Абсолютные показания к кесареву сечению у женщин с рубцом на матке.

  1. Рубец на матке после корпорального кесарева сечения (т.е. проведенного в теле матки, что бывает редко: с 1930 г. в нашей стране преимущество отдается кесареву сечению в нижнем маточном сегменте).
  2. Несостоятельный рубец на матке по клиническим и эхоскопическим признакам.
  3. Предлежание плаценты в рубец (в этом случае опасность заключается не в разрыве матки, а в отслойке плаценты).
  4. Истинно суженный или деформированный таз.
  5. В России — два и более кесаревых сечения в анамнезе — как правило, второе кесарево сечение делается над первым рубцом. (Однако во многих странах это показание не является абсолютным, женщины рожают вагинально и после двух, и даже после трех кесаревых).
    Среди относительных показаний к повторному кесареву —крупный плод, анатомически узкий таз у женщины, высокая миопия, другие экстрагенитальные заболевания.

камень преткновения

Чаще всего первое, что услышит беременная со швом после кесарева, будет информация об угрозе разрыва матки. В основе старого правила “один раз кесарево – всегда кесарево” лежали опасения, что прооперированная матка не выдержит напряжения схваток и может разорваться во врвемя родов, что грозит гибелью мамы и ребенка. Однако факты этого не подтверждают. 20 и больше лет назад кесарево проводили посредством вертикального разреза верхней части матки (области, наиболее подвеженной разрывам). Сейчас делают горизонтальный разрез нижней части матки, вероятность разрыва которой крайне мала — по данным разных исследований в разных странах это порядка 0.2-0.5%. Совсем недавно проведенные исследования показывают, что вероятность разрыва матки во время вагинальных родов после кесарева сечения составляет порядка 0,5% при условии, что роды не возбуждались искусственно. Главный фактор разрыва матки — это именно искусственное родовозбуждение (риск разрыва повышается до 2,3%).

Вот что пишут в своей книге Уильям и Марта Серз: «За последние 40 лет ни одна женщина не умерла от разрыва матки, имеющей шрам от предыдущей операции (роженицы умирали от осложнений при повторных кесаревых сечениях). Из 17 тысяч родов ни один младенец также не умер вследствие разрыва матки. Кроме того, разрыв не означает, что матка буквально распадается на части — в тех редких случаях, когда шов от предыдущей операции расходится, это происходит постепенно. Учитывая тот факт, что вероятность летального исхода при кесаревом сечении составляет примерно 1:1000 (в 2-4 раза выше, чем при вагинальных родах), нет никаких причин рекомендовать женщине повторное кесарево сечение из-за опасности разрыва матки. Статистика свидетельствует, что риск смерти или серьезных осложнений у матери и ребенка при кесаревом сечении выше, чем при вагинальных родах после кесарева сечения».

новый виток

Снова я забеременела только через десять лет, переехав к тому моменту в Англию. Поначалу местная система меня очень вдохновила. Беременность ведут акушерки, а не врачи. Домашние роды здесь легальны, если женщина выбирает их, приезжают две акушерки от госпиталя, в котором вы наблюдаетесь, со всем необходимым. С врачом встречаются только женщины из группы риска (увы, меня отнесли к такой группе всвязи с предыдущим кесаревым). В госпиталях в последние годы взят курс на роды без излишних медикаментозных вмешательств. Во многих больницах есть бассейны и ванны, где женщины могут проводить схватки, персонал просит будущих родителей приносить с собой все, что сделает процесс родов наиболее комфортным для них. Мы выбрали госпиталь, статистика естественных родов в котором показалась наиболее обнадеживающей.

Вскоре я также нашла родильный центр, по моему мнению — просто мечту любой женщины: нечто среднее между домом и уютной клиникой (только без операционной). Это обычный двухэтажный дом, переоборудованный под такой центр. Из гостиной прекрасный вид в сад, мягкие диваны, кухня со всем необходимым. Кэролайн Флинт, основатель центра, уверена, что роды — одно из наиболее значимых событий в жизни семьи, оно очень влияет на всю дальнейшую жизнь малыша и его родителей. И этот опыт должен быть максимально радостным, позитивным, удачным и нетравматичным. Основная философия заключается в том, что для беременной важно установить прочные и душевные отношения с конкретной акушеркой задолго до родов, чтобы потом уже спокойно отключаться, не думать о деталях, просто доверять этой помощнице в родах. Здесь работает 16 акушерок, так что каждый может найти себе человека по душе и по натуре. Все они владеют всевозможными альтернативными методами снижения боли — акупунктура, массаж, рефлексотерапия, гомеопатия.

В центре несколько комнат для родов, в каждой — удобная угловая ванна-бассейн, большой мяч, родильный стульчик. Включена тихая медитативная музыка, зажжены ароматические лампы. Приглушенный свет, мягкий диван-кровать, полы застелены специальными впитывающими простынками. Если в процессе родов все-таки возникает серьезная проблема, появляется нужда в эпидуральной анестезии или кесаревом сечении, уже через пять минут мама может быть в больнице. В госпитале по-прежнему ее будет сопровождать личная акушерка из родильного центра, она там ее помощник и адвокат. Но поскольку вся атмосфера, вся подготовленная среда максимально снижают риск и необходимость медикаментозного вмешательства, такое происходит очень редко.

По статистике, в центре 83% родов — естественные (в среднем по госпиталям Лондона эта цифра составляет 49%). Вагинальные роды после предыдущего кесарева: 87,5% в центре и 45% в лондонских госпиталях. Цифры говорят сами за себя. Для меня это был бы идеальный вариант родов. Но оказалось, это очень дорого. Поэтому мы решили найти независимую помощницу с опытом мягких родов после кесарева, и взять ее с собой в госпиталь, чтобы помогала. Здесь помщница в родах (дула) — явление распространенное. В России тоже потихоньку такие женщины начинают появляться. Дула может иметь медицинское образование, а может и не иметь. Ее задача — подготовить маму к мягким родам, а когда они начнутся, все время быть рядом, поддерживать, помогать. Дула – это даже не столько профессия, сколько призвание. Надо очень любить и понимать беременных женщин и малышей.

Выбрать независимую акушерку или дулу несложно — есть их профессиональные интернет-сайты, где можно посмотреть предварительную информацию. Мы нашли Лилиану Ламмерс, которая много лет работает со знаменитым французским акушером Мишелем Оденом, пропагандистом естественных родов. Сейчас она живет в Лондоне, вместе с ним проводит обучающие семинары и имеет много клиентов. У нее есть опыт естественных родов после кесарева, что нас особо обнадежило. После встречи с Лилианой мы решили, что скорее всего так и поступим — вызовем ее, когда начнутся роды, досидим дома “до упора”, а потом вместе поедем в госпиталь. Но жизнь опять внесла свои коррективы.

На словах большинство медиков здесь лояльно относятся к идее VBAC (Vaginal Birth After Cesarean). Однако на деле все не так просто. Во второй половине беременности состоялась наша встреча с врачом из госпиталя. Мы объяснили свою идею естественных родов, доктор одобрительно покивала головой. И стала рассказывать, как обычно они ведут подобные роды. При первых же схватках приезжать в роддом (хотя обычно они наоборот просят рано не появляться), они проколят пузырь, посмотрят воды и затем позволят порожать под постоянным электронным мониторингом. Я поразилась: “А что ж тут естественного?” Ведь начальные схватки лучше всего пережидать дома, в спокойной, привычной обстановке, при возможности поспать, экономя силы. Искусственное прокалывание пузыря может спровоцировать сильные и болезненные схватки, малышу тоже скорее всего в этот момент станет некомфортно (ведь воды как раз смягчают воздействие схваток на ребенка), соответственно монитор покажет некоторое отклонение от нормы и врачи предпочтут перестраховаться. Одно вмешательство как правило влечет за собой каскад других.

Врач занервничала, было видно, что ей не нравятся наши вопросы. А когда мы уточнили, можем ли мы отказаться от постоянного мониторинга, она сказала, что лучше бы нам пообщаться с врачом рангом постарше и назначила еще один визит. На вопрос про дулу сказала, что привести мы можем кого угодно, но это не значит, что дуле будет позволено как-то серьезно участвовать в процессе. А главное — правила госпиталя относительно сроков. Они ждут максимум 10 дней после предполагаемой даты родов, и если роды не начинаются, то даже не будут стимулировать (это может привести к проблемам с рубцом на матке) — настаивают на операции. А поскольку я изначально сомневалась в сроках, поставленных на УЗИ (по моим подсчетам я должна была родить как минимум на 10 дней позже), то стало очевидно, что избежать кесарева в нашей ситуации будет очень трудно.

Опасаются врачи и крупных малышей — а я знала, что наш мальчик обещает быть очень увесистым. Знала я и о том, что некоторые исследования показывают, что треть матерей при вагинальных родах после кесарева рожают более крупных младенцев, чем раньше. И многие акушеры-гинекологи убеждены, что с каждой новой беременностью эластичность тазовых сочленений женщины повышается (кстати, истинный узкий таз встречается очень редко, этот ярлык часто служит лишь лишним поводом для тревоги). Благодаря гормонам и родовой деятельности апертура таза во время родов значительно увеличивается, а голова ребенка изменяет форму, приспосабливаясь к родовым путям.

В общем, после встречи с врачом мы поняли, что наиболее оптимальный для нас вариант — это все-таки команда единомышленников. Взвесив все за и против, подумав, на чем можно сэкономить, мы решились заключить договор с родильным центром. С этого момента я смогла расслабиться — мы имели абсолютно одинаковые представления о том, насколько важны и прекрасны естественные роды и что можно и нужно делать, чтобы они таковыми были. Мы обсудили план, отдав предпочтение родам непосредственно в центре, но при этом решили быть гибкими и смотреть по ситуации. Я занималась «беременной» йогой, много гуляла, плавала, следила за питанием, вместе с мужем мы прошли специальные курсы по отработке навыков глубокой релаксации, визиулазиации, дыхательных техник, аффирмаций (особых «настроев» на позитивные результаты).

Когда прошла предполагаемая дата родов, как я и думала, роды не начались. Акушерки стали приезжать чаще, чтобы быть уверенными — с малышом все в порядке. Мы оба чувствовали себя прекрасно, и поводов для беспокойства не было. Только через две недели появились предвестники — подготовительные схватки. Несколько дней подряд я думала, что вот уже начинаю рожать. И лишь на третий день стало ясно, что наконец-то роды прогрессируют. Мы приехали в родильный центр. В какой-то момент сердцебиение малыша стало выше среднего, и мы решили сходить в госпиталь на мониторинг. Пока суть да дело, стало ясно, что роды идут полным ходом и бегать туда-сюда уже нет возможности. Нам выделили родильную комнату. Дежурный врач предупредил, что поскольку по их правилам я уже неделю как должна быть прокесареной, то он конечно даст нам возможность порожать, но не очень долго, и если прогресса не будет, настоит на операции.

Наши акушерки, не вступая в конфоронтацию, просто попросили дать нам шанс сделать все как задумано. Помогала акушерка из госпиталя, которую мы быстро «переманили» на свою сторону, она в основном сидела в уголочке и наблюдала за процессом. В комнате выключили свет, включили обогреватель, аромалампу. Я выбрала наиболее удобную позу (на четвереньках), схватки уже были очень сильными, через полтора часа диагностировали полное раскрытие и я начала тужиться. Попробовала поменять позу, но в итоге вернулась в то же положение. Никто потугами не руководил, я делала то, что подсказывало мне тело, поняла, что мне помогает голос — «рычала» почти все полтора часа потуг. Краем уха слышала, что акушерки переговариваются между собой, какая я молодец, муж уже на полдороге стал радостно говорить, что головка уже видна (потом признался, что обманывал, но меня это действительно вдохновляло, что вот уже скоро все случится), давал мне попить, напоминал о дыхании, о технике визуализации, которую мы практиковали до родов. Пару раз моя акушерка дала мне гомеопатию.

Хотя очевидно, что малыш рождался крупный и потуги были длительными, об эпизиотомии речь не зашла. Наконец родилась головка и после нее сразу салютующий кулак нашего сына. Так победоносно и совершенно естественно пришел он в этот мир. Его сразу же положили мне на грудь, пуповину папа перерезал уже после того, как она отпульсировала, мы отдыхали, потом мне зашили несколько небольших разрывов, напоили-накормили. А когда наконец стали взвешивать малыша, то по словам акушерки, он чуть не сломал им весы — 5 кг и 61 см! Персонал признался, что наш случай уникален для госпиталя.

Домой мы вернулись уже на следующий день, и началась наша новая счастливая жизнь. Восстановилась я после родов куда быстрее чем после операции, с первой же минуты мы были вместе с сыном, не расставаясь ни на минуту, он первые пару дней получал только молозиво, а затем мамино молочко. Сейчас это здоровый, веселый и счастливый крепыш. И я могу сказать, какая же это огромная разница в ощущениях — как физических, так и эмоциональных: «получить» ребенка после операции или проделать эту трудную, но прекрасную работу самой!

все возможно

Вот несколько историй недавних родов от московских мам.

Елена Вранцева побывала у многих врачей во многих роддомах. В итоге она заключила 2 контракта — с “Sadovoy center” и МОНИИАГ. Вот ее мнение: “Постарайтесь составить вопросы очень тщательно и объезжать всех рекомендуемых врачей — нередко они лишь обещают, что примут нормально роды, а в одном из известных центров, врачи которого называют себя сторонниками естественных родов после кесарева, узи выдает пациенткам столь плохие результаты по состоянию шва, что ни о каких естественных родах не может быть речи. К счастью, я сделала несколько повторных узи в других клиниках и пришла к выводу, что этот центр хотел, не рискуя, заполучить меня обманом в свои клиенты (ведь если сторнники естественных родов не рекомендуют рожать естественным путем, говорят, что необходима чуть ли не срочная госпитализация — большинство рожениц им поверят).

Начав рожать, Елена все-таки решилась остаться дома, скорая (это входит в контракт “Sadovoy center” ) стояла под окнами на всякий случай. «2 акушерки прибыли на раскрытии 10 см — помогали морально, зашивали разрыв, организовывали процесс, гоняли мужа в аптеку и следили, чтобы он сильно не нервничал. Да, придется потратить много сил, но все затраты, как моральные так и материальные, того стоят — судя по моему позитивному опыту и чудесному мальчику!”

Ирина Шатрова родила естественным образом уже двоих детей после двух(!) предыдущих кесаревых. Вот что она советует: «Во-первых, важно найти правдивую, научную информацию о естественных родах после кесарева, со статистикой, многолетними наблюдениями — таковой много на англоязычных сайтах о VBAC. Во-вторых, найти акушерку, которая вела бы беременность и могла ответить на все вопросы о возможных вариантах моих родов. была профессиональна и имела опыт таких родов.

Первое КС у меня было по дурости — страх перед родами, вроде и зрение плохое, и малыш крупный, и врач знакомый. типично, почти по желанию: "хочу уснуть и проснуться, а ребенок уже тут". Второе было уже в родах (раньше срока), что-то струхула продолжить сама, да и бригада не была к этому готова. Третьи роды — МОНИИАГе, если не иметь сравнения с домашними, прошли неплохо — в схватках не мешали, ну и сама родила. однако была эпизиотомия, ручной осмотр под общим наркозом, разлучение с ребенком соответственно. А четвертый раз прекрасно рожала дома, довольна всеми аспектами. схватки начались, приехала акушерка (Молли Калгер) с помощницей, посидели за столом, пока могла, потом начались сильные схватки, легла в позе эмбриона на кровати, скоро начало тужить, несколько потуг продышала, а потом и родила (4200)».

главное — настрой

На самом деле не так уж важно, в какой стране вы находитесь. Как показал мой опыт, в Англии я столкнулась с теми же проблемами, которые ожидают любую женщину, решившуюся на естественные роды после кесарева, в том числе и в России. При желании найти правильных людей и нужные места можно везде. Главное — настрой, как мамы, так и тех, кто будет помогать ей в реализации задуманного. Настрой и вера.

Лидия Логутова, профессор, заместитель директора по научной работе МОНИИАГ, подчеркивает: «Не надо относиться к разрыву матки как к безумной катастрофе, надо преодолеть страх перед его возможным возникновением. При ведении родов через естественные родовые пути у таких женщин желательно абстрагироваться от доминантных мыслей о возможном разрыве матки… Помогая родить естественно после кесарева сечения, мы избавляем женщину от очередной полостной операции и наркоза, осложнений, связанных с их проведением. И у детей в процессе родов через естественные родовые пути вырабатывается "гормон стресса", играющий важную роль при адаптации во внешней среде. Природу следует поправлять только в крайних случаях».

Роман Николаевич Гетманов, врач, акушер-гинеколог Московской ГКБ № 70 (Спасо-Петровский госпиталь Мира и Милосердия), считает: «Я не раз убеждался: когда к нам приходит женщина, которая понимает важность нормальных родов и готова за себя бороться, то самые, казалось бы, безвыходные ситуации разрешаются благополучно. Это очень важный момент! И высокая миопия, и относительные показания к кесареву — например, тазовое предлежание плода или первые роды после 30 лет — все это не фатально. Если женщина настроена на роды, она родит замечательно!»

Молли Калигер пишет: «Роды — это катарсис. Они напоминают райское состояние безгрешной души… Женщина не может «учиться» рожать. Она может лишь узнать, как этот процесс происходит. Само по себе накопление знаний не сделает из нее хорошей роженицы. Когда наступит момент родов, ей нужно будет не думать, не контролировать, а уступать. Сам процесс родов, предназначенный Богом для женского блага, научит». Акушерка Нэнси Вайнер Коэн, автор книги “Silent knife”, принимающая такие роды в течение 30 лет, пишет, что в большинстве случаев они безопасны и благополучны. Риск есть, но и естественные роды без предшествующего кесарева, и жизнь вообще — тоже рискованы. Нэнси Коэн говорит о самом важном в подходе к VBAC: вере в роды, которая почти никогда не посрамляется, об отсутствии страха, об атмосфере в доме, где происходят роды. Она приводит слова многих женщин о том, что естественные роды исцелили их от травмы, нанесенной им предыдущей операцией, вернули веру в себя, были настоящим праздником. Я пережила этот праздник, чего и вам желаю!

ваш план

  1. Поймите причину предыдущего кесарева сечения. Сделайте для себя выводы, извлеките все возможные уроки. Может, тогда вы в основном лежали на спине, и это могло стать причиной приостановки родовой деятельности? Значит на этот раз вы будете больше двигаться, искать наиболее комфортные для вас и малыша позы. Считаете, что какие-то медицинские вмешательства были лишними и могли спровоцировать патологическое состояние плода? На этот раз стоит как можно больше узнать о том, какие медикаменты обычно применяют в родах и каковы альтернативные, немедикаментозные методы.
  2. Поработайте со своими негативными эмоциями. Постарайтесь избавиться от страхов, гнева, чувства вины и разочарования. В процессе следующих родов вам ни в коем случае не нужно вспоминать предыдущие, прокручивать в голове старый сценарий.
  3. Ищите правильное место. Роддомов, практикующих подобные роды, в России немного, но они есть. Наибольшую поддержку вы сможете получить на курсах подготовки к естественным родам, там, как правило, налаживают связи с «правильными» больницами и врачами.
  4. Ищите правильных людей. Найти врача или акушерку, поддерживающих идею вагинальных родов после кесарева сечения непросто, но возможно. Идеально, если эти люди знают результаты последних исследований и полны энтузиазма (потому что, как верно подмечено в книге Серзов, «Беспокойство — это инфекция, быстро распространяющаяся по палате»).
  5. Найдите правильного партнера для родов. Часто это муж, но не всегда именно он будет идеальным партнером. Сейчас можно пригласить на роды специальную помощницу, понимающую процесс естественных родов, знающую методы немедикаментозного обезболивания и психологической поддержки. Найти ее можно по рекомендации друзей и знакомых, по информации в интернете и на тех же курсах подготовки к родам. У некоторых есть даже специальная услуга, которая так и называется: «сопровождение в родах».
  6. Составьте план родов и обсудите его с врачом и партнером. Постарайтесь как можно более детально расписать все свои пожелания. Приехав в роддом с таким планом родов, вы покажете медперсоналу, что это не блажь и не прихоть, вы подошли к решению о естественных родах осознанно, проделали серьезную «домашнюю работу» и готовы взять на себя ответственность за принятые решения.
  7. Старайтесь дождаться спонтанного начала родов. Пусть протекают по их собственному природному сценарию, даже если они не укладываются в привычные рамки. Не приезжайте в роддом слишком рано, начало родов лучше провести в комфортной домашней обстановке.
  8. Избегайте стимуляции. Если ваше тело еще не готово к родам, то при стимуляции возможны два варианта: приостановка родовой деятельности и очень продолжительные и тяжелые роды. Искусственная стимуляция родов, когда малыш еще не готов появиться на свет, повышает вероятность кесарева сечения и рождения недоношенного ребенка.
  9. Избегайте постоянного мониторинга — вместо этого попросите, чтобы его проводили время от времени или использовали фетоскоп (по многочисленным исследованиям, непрерывный мониторинг состояния плода повышает вероятность кесарева). Без крайней необходимости не соглашайтесь на эпидуральную анестезию — по некоторым данным она может замедлять процесс, тем самым повышая развитие осложнений в родах.
  10. Старайтесь максимально погрузиться в родовое состояние. Доверяйте своему телу и своему малышу, помните, что Природа заложила в нас определенную программу, помогая, а не препятствуя которой вы обязательно добъетесь успеха.

Обязательно прочитайте эти книги:

И посмотрите эти интернет-сайты:

Если вы читаете по-английски:

Яндекс.Метрика