Пропустить навигацию
Будьте здоровы!
ТЕМА
Е.К.Ломоносова председатель организации «Рождение»

...И хорошего настроения!

интервью с доктором остеопатии
Михаилом Львовичем Долгиновым
Естественное рождение - лого

 

Опубликовано 18.03.2009

Шрифт:
Версия для печати

Евгения Ломоносова

...И хорошего настроения!

Другие статьи по теме:

Как все-таки летит время! Еще недавно мы ждали рождения нашего малыша, и я переживала за свой большой-пребольшой живот, который к тому же и «опустился» раньше срока. Мне посоветовали обратиться к остеопату, который «обязательно поможет».

Остеопат действительно помог. Живот зримо поднялся, ощущения внутри стали легче, ребенок благополучно родился в срок.

Потом у остеопата побывали мои дети, муж, подруги, знакомые. Характерно, что до посещения никто из них об остеопатии практически ничего конкретного сказать не мог. Всех их вводить в курс дела приходилось мне самой, причем действуя скорее силой эмоционального убеждения.

Хотя, кто же может рассказать об остеопатии лучше, чем специалист в этой области?

И я попросила это сделать Доктора остеопатии (D.O.), психолога, члена Русской остеопатической ассоциации (РОА) и преподавателя Русской высшей школы остеопатической медицины (РВШОМ) Долгинова Михаила Львовича. Среди специализаций Долгинова М.Л. - остеопатия в акушерстве и педиатрии.

Евгения Ломоносова: Здравствуйте, Михаил Львович!

Все родители хотят, чтобы их ребенок рос здоровым: правильное питание, физическое развитие, вдумчивое отношение к медицинским вмешательствам. Становятся популярными альтернативные классической медицине системы оздоровления. Например, многие уже успешно обращались к помощи гомеопатии.

Но мало кто знает об остеопатии.

Я столкнулась с тем, что кроме каких-то своих личных результатов и примеров, сама не могу полно рассказать об остеопатии. По-моему, уже пришло время это сделать.

Больше всего нам интересно применение остеопатии в педиатрии и акушерстве. Сейчас практически каждая школа родительской культуры рекомендует «своих» остеопатов. Откуда столько специалистов, ведь остеопатия появилась в России не так давно?

Михаил Львович Долгинов: Основоположник остеопатии, американский врач, инженер и исследователь Эндрю Тейлор Стилл объявил о создании остеопатии как науки 22 июня 1874 года в 10 утра, чему предшествовало много лет кропотливого поиска и формирования концепции. А в Россию остеопатия пришла около 15 лет назад, и наша Остеопатическая школа в феврале отметила свое 15-летие.

У нас образовательная программа построена в соответствии с программами Минздравсоцразвития и Минобразования, и специалисты получают в этих рамках вполне официальное дополнительное высшее образование по мануальной терапии (остеопатии) – это врачи, и дополнительное образование по остеопатии – для среднего медицинского звена.

Мы получаем международный диплом о присвоении квалификации Доктора остеопатии (Д.О.) и наши российские диплом или свидетельство о профессиональной переподготовке.

Здесь следует отметить, что Э.Т.Стилл создал свою Концепцию, как самодостаточную в вопросе обеспечения здоровья человека как единой саморегулирующейся системы. И если в Америке по сей день продолжается некоторая конкуренция-конфронтация между Докторами медицины и остеопатии, то уникальность нашей российской ситуации в том, что у нас Доктор остеопатии синтезировал в себе все практические знания и опыт врача или среднего медработника и плюс к этому получил совершенно уникальные остеопатические знания по подходу к структуре, форме и функции человека.

Конечно, как любой, например, акушер-гинеколог, как вообще любой врач, все кто работают с людьми — разные. Большое значение имеют личностные качества врача. Но если доктор получил квалификацию Д.О., понял идеи остеопатии, он уже гарантированно поможет и точно не навредит.

Евгения: Это воодушевляет! А как остеопатия связана с другими видами медицинской помощи, с классической аллопатической медициной (т.е., которая лечит лекарствами), и гомеопатией?

Михаил Львович: Довольно объемный вопрос.

Хотя система, созданная доктором Стиллом, придумана совершенно самостоятельной и вполне обходится без применения каких-то дополнительных средств, это не говорит о том, что остеопатия "против". Особенно в России, где остеопатия вполне уживается в рамках общего аллопатического метода, и, конечно, может сочетаться со всеми видами официальной медицинской помощи, в том числе, и медикаментозной.

Остеопатия обладает возможностью и «ключами», чтобы напрямую чувствовать организм, налаживать интеграцию его частей и формировать лучшую композицию из имеющихся в наличии элементов. В этом она сродни и средневековой алхимии. Мастер-остеопат точно знает, что сочетается, а что не сочетается именно с этим организмом, снаружи и внутри него.

Евгения: Насколько я понимаю, гомеопатия и остеопатия рассматривают организм как единую систему и занимаются человеком в целом, реализуя холистический подход.

Михаил Львович: Да, это так. Практикой доказано, что и гомеопатия, и остеопатия оказывают реальную помощь человеку, человеческому телу. Поэтому и основные принципы этих наук обязательно будет совпадать.

Вот, например, одна из идей гомеопатии – чем больше разведение, тем больше эффект. Сравните с принципом остеопатии: чем тоньше, легче и объемней подошли мы к живой системе, чем больше мы смогли "позволить внутренней функции проявить свою естественную (читай: «природную») потенцию", тем оказанное нами воздействие физиологичнее, а результат объемней и длительней.

От, так сказать, средне-грубых воздействий наш организм неплохо защищен. Мы же постоянно неаккуратны со своим телом: то подняли резко чемодан, то головой ударились, то рванули в ответ на быструю мысль, а тело, обладая инерцией, не поспело. Если бы это оказывало сверхсильное воздействие на тело, то мы бы давно развалились на части. А вот легкое и невесомое воздействие остеопата и оказывается глубоким, мощным и сверхрезультативным. А чем воздействие объемнее и мощнее, тем больше достигается и локальный эффект («там, где болит»). Если врач хочет воздействовать на конкретный сустав, он может на нем и работать. Если же необходимо оказывать влияние на все тело, врач не должен быть так локален. Остеопатия обладает разными возможностями по локальному влиянию и по общему, но принципы, конечно, едины.

Евгения: Как же выбрать «правильного» врача-остеопата?

Михаил Львович: Если вам нужны гарантии, обращайтесь к специалистам, имеющим квалификацию Доктора остеопатии (Д.О.). Существует официальный регистр докторов остеопатии. А среди Д.О. поищите человека, с которым вы найдете душевное созвучие, который покажется красивым и добрым и расположит вас к себе. Только потом уж верьте в здоровье, а не в болезни.

Кстати, замечу, что здоровье в живой системе – это процесс, а не результат. Качество жизни, питающееся от жизни самой. А для этого необходимо самому быть живым, т.е. жизнерадостным, открытым, доверчивым к жизни и простым в общении человеком.

Евгения: Спасибо, здесь все понятно. А как часто надо приходить к доктору?

Все мы понимаем, например, что такое массаж – это раз в день или через день, курсами. А что в этом смысле предлагает остеопатия? Какова периодичность встреч?

Михаил Львович: Принимая решение о назначении следующего сеанса, Д.О. основывается не на общих представлениях о длительности воздействия и схемах лечения, а на осознанном и дозированном влиянии на организм конкретного пациента. Если врач в хорошем контакте с происходящим, он видит состояние пациента на момент окончания лечения и понимает, когда в следующий раз понадобится поддержка. Действуя таким образом, Д.О. с каждым приемом качественно улучшает состояние, выводя его на новый уровень.

Доктор остеопатии не тот, к кому надо ездить месяцами два раза в неделю. Длительность лечения зависит от уровня мастерства и личностных качеств врача, а также от исходного состояния и потенции пациента.

Не имея возможности ответить за всех Д.О., скажу о себе. Ваш покорный слуга гарантирует улучшение состояния и самочувствия уже после первой встречи и стойкий длительный результат приблизительно к четвертой, хотя, теперь вы, наверное, предполагаете, что зависит от самого пациента в вопросе «на сколько хватит».

Программа максимум такова. Выздоравливающий пациент день ото дня соответственно улучшающемуся самочувствию нарабатывает за счет «взрослой внутренней работы над собой» доверие к жизни в процессе (в том числе и к происходящему в течение дня), с одной стороны. А с другой – работает над формированием устойчивой позитивной картины мира в собственном восприятии (растущее позитивное представление о мире, о себе, о других людях).

Человек, занимающийся такой внутренней работой, уже выздоравливает в процессе.

Также остеопатия обладает широкими возможностями по преодолению последствий различных травм. Например, ребенок ударился головой, нормальное детское дело. По всем законам физики, при столкновении двух тел (голова и шкаф), освободившаяся при взаимодействии энергия частично переходит в тепло, частично рассеивается в пространстве, а самая «неприятная» часть ее входит в тело, создавая травмы по ходу своего движения. Да еще она имеет тенденцию к накоплению в часто травмируемом регионе, особенно при снижении общей устойчивости (резистентности) организма и слабости естественной саморегуляции. Хотя как раз саморегуляции и полагается «решать» вопросы по перераспределению энергии и освобождению региона от воздействия превышающей силы. Врач-остеопат в этом случае и освободит ткани тела от излишнего напряжения, перераспределит к нормальному состоянию энергетическую составляющую и структурально восстановит силовые линии тела, нарушенные прохождением превышающей силы, «поставит все на свои места», улучшит питание, обмен и функциональную динамику в регионе и во всем теле.

Остеопатия — это «умное» воздействие в полном соответствии с необходимостью саморегуляции организма.

Евгения: Механизм саморегуляции – ведь это очень важно для беременной и при подготовке к беременности?

Михаил Львович: Конечно! Говоря о саморегуляции, еще раз скажу, что начинается улучшение с регуляции в собственной психике, восприятии, голове и чувствах. Мы об этом уже говорили. Беременная женщина находится «внутри Чуда» – в ней зреет Жизнь. Это главное, что происходит с ней в этот период, и все остальное должно восприниматься ею, во-первых, как сопутствующее этому процессу, а во- вторых, на фоне этого неведомого нам, мужчинам, счастья (улыбается). Это о душе.

Что же касается тела, то тело женщины, ее таз и матка представляют из себя форму, ложе в котором будет расти плод. И чем лучше это ложе подготовлено, тем лучше условия для развития. Идеальный вариант – когда и мягкие ткани, и кости свободны и подвижны, осуществляется свободная циркуляция, хорошее тканевое дыхание, обменные процессы протекают беспрепятственно.

В идеальных условиях, которые я описал, плод будет, образно говоря, лежать на мягкой подушечке (плавать) и гармонично развиваться. Когда в организме женщины накапливаются излишние напряжения, эта «подушечка» становится жестче. При больших напряжениях ваш будущий ребенок и лежит, как будто на камнях, и ими "придавлен", зажат. Эти условия и определят дальнейшее развитие плода.

А доктор эти «камни» трансформирует в "мягкую подушечку", на которой уютно и где хочется жить.

Евгения: А с какими травмами, проблемами у беременных наиболее часто Вы встречаетесь, когда работаете с ними? На что нужно обращать внимание и чем может помочь остеопатия?

Михаил Львович: Прежде всего с разбалансированной психикой на фоне недоверия к жизни и сопутствующими этому страхами (улыбается). А если о структуре, то основная проблема, возникающая у беременных и родивших женщин, - разбалансировка костей таза. Сюда же относится и копчик, через крестец связанный с тазом, а также, часто, матка и весь живот нуждается в уравновешивании и гармонизации, что оказывает непосредственное влияние на весь нейро-психо-висцеро-соматический организм.

Однако, главное, что со всеми этими проблемами остеопатия успешно справляется, телу становится легче, душе светлее.

Евгения: А сколиоз, такой распространенный сейчас диагноз, он имеет значение для беременности?

Михаил Львович: Сколиоз – это адаптация организма к какой-то уже имеющейся дисфункции. Лечить сколиоз во время беременности я не советую, а вот устранять те декомпенсации которые будут возникать по ходу изменений в равновесии системы, в связи с ростом живота, вполне можно остеопатическими методами.

Беременность - это вообще очень интересный процесс, система ищет новое равновесие (мать - ребенок), разбирая и изменяя старое, что и сопровождается некоторыми декомпенсациями и обострениями.

Евгения: А если рассмотреть современную походку, например? У многих девушек можно заметить довольно сильное "виляние" бедрами при очень узких низких джинсах. Мне кажется, что это несколько ненормально для женского организма, который должен родить.

Что Вы скажете о так модной сейчас худобе и тонкокостности?

Михаил Львович: Ну, так было всегда. Влияние моды на развитие плода – вопрос малоизученный (улыбается). Когда-то же были и корсеты жуткие. Наталья Гончарова, поехав на бал и затянувшись корсетом, спровоцировала выкидыш... У Пушкина стало на одного ребенка меньше… Это старая тема. Не запрещать же носить такие штаны... Хотя и фигуры становятся тоньше - в этом эволюция тела.

А вообще-то женщина должна чувствовать, включить этот процесс в сферу своего восприятия. Не просто отдельно какой-то живот – это в твоем теле развивается твой ребенок. Тогда ты будешь чувствовать, что тебе надо, а что нет.

Внешние запреты – глупы и неэффективны. Надо обратить внимание на то, что внутри.

Евгения: Просто есть необходимость проводить такой ликбез, потому что сейчас очень много делается довольно больших глупостей. Например, мнение, что кесарево – это полезно...

Михаил Львович: По этому поводу остеопатия считает: и кесарево сечение, и эпидуральная анестезия имеют свои травмирующие последствия, видимые при остеопатической диагностике, и должны применяться по жизненным показаниям, а не для отключки мамы и облегчения ее родов.

А если говорить из практики, я наблюдал множество детей после кесарева сечения и не могу сказать, что они сильно травмированы и в чем-то недостаточны.

Девиз остеопатии – "ищите здоровье, болезнь найти всякий сможет".

В родах, как, наверное, и везде, вы найдете то, что будете искать. Если видеть только травмы, которым подвергается тело, не чувствовать и не поддерживать процесс рождения новой жизни духовно, не радоваться ему всей душой, в нем будет значительно больше крови и боли.

Евгения: А как Вы относитесь к медицинскому вмешательству, в частности, к очень распространенному применению окситоцина в тех или иных дозах?

Михаил Львович: Классическая остеопатия считает, что акцент на медикаментозной терапии — это своего рода закрывание крышкой кипящей кастрюли.

Необходимо по жизненным показаниям.

Евгения: Это понятно.

Мне часто задают вопрос: вот вы говорите, что сегодня излишне применяют кесарево сечение, но ведь кому-то же оно нужно? Конечно, оно кому-то нужно.

Но если раньше его делали в 8-10% случаев, а по данным ВОЗ его должно быть не более 15% от всех родов, то сейчас в Москве, например, эта цифра составляет 25%, но есть и 45%, а в самых дорогих клиниках и выше!

Постулат наших гинекологов: современная женщина не может нормально родить…

Михаил Львович: Но, наверное, и рамки показаний к кесареву расширились?

Евгения: Да, сильно. Было 4 показания, сейчас около двух десятков.

Михаил Львович: Ну, и плюс за деньги это делается.

Евгения: Контракт в среднем в полтора раза дороже на кесарево сечение, чем на физиологические роды.

Михаил Львович: Женщины не стали более больны за последнее время. Более того, стали даже более здоровыми, потому что рождаются для лучшей жизни и более здоровыми родителями, то есть рожают уже не "дети войны", которые сами недоели, и, к сожалению, недоросли физически. Поэтому и их дети были чуть-чуть ослаблены, дети их детей уже более здоровы. С юмором я говорю об этом, что на современную молодежь следует смотреть с точки зрения их счастливого будущего, а не нашего больного прошлого (улыбается).

Так что, может, эти узкие джинсы, которые бы точно навредили бабушкам, этим детям не так страшны?

Евгения: Может быть... Надеюсь.

Но вернемся к беременности. Могли бы Вы дать какие-то рекомендации: как правильно сидеть, как лежать, как вставать?

Михаил Львович: Хороший вопрос. Например, существует «Александер-метод», названный по фамилии автора. В Америке есть школа, обучающая этому методу по всему миру Александер, певец конца XIX века, вдруг потерял голос. Имея хорошую чувствительность и чуткое восприятие, он понял, что голос потерял из-за того, что, стоя на сцене во время пения, неестественно переразгибал шею - т.е. интуитивно вышел на то, что на остеопатическом языке называется "цепочка повреждения". И далее, наблюдая за собой и разработав систему, основанную на понимании биомеханики движения в соответствии с гравитационной осью тела, центром тяжести и влиянием различных поз, полностью восстановил голос и стал помогать другим. Вот пример отношения к болезни у творческих людей.

Поэтому, в идеале, для того, чтобы правильно садиться, лежать, вставать, надо чувствовать, где твой центр тяжести, и понимать биомеханику движения. Что касается беременной женщины, центр тяжести у нее смещен кпереди, дисбаланс устраняется за счет усиления нагрузки на поясницу и смещения грудного отдела позвоночника кзади, повышается нагрузка и на зону шейно-грудного перехода.

Для начала следует научиться двигаться мягче, плавнее, осознаннее. Действие должно начинаться с постановки задачи, движение – с поворота глаз и головы. Именно это я и советую своим пациентам. Сказать себе: «Вот, сейчас мы встаем». Или: «Вот, сейчас мы садимся».

Обычно тело наше обнаруживает себя уже в процессе движения. Мгновенно возникает мысль, она – скоростная, огненная. И тело, побужденное этой мыслью, совершает мгновенное действие. А структура должна получить команду о том, как она собирается функционировать, иначе тело, обладая инерцией, как все материальные объекты, не успевает за своим хозяином, что и создает почву для травм. Это очень важная и интересная тема.

Вот, например, достаточно вспомнить, что такое оступиться с маленькой ступенечки. А казалось бы всего 10 сантиметров... Вот идешь-идешь, не ожидаешь - бац! - и медицине известны разрывы кишечника после такой оплошности! Вот именно та тема: глаза не видели – тело не ожидало изменения поверхности, и все сложнейшие системы поддержания динамического равновесия не успели дать адекватный ответ в стремительной обстановке, т.е повнимательнее надо, аккуратнее и «нежнее, еще нежнее».

Евгения: А можно тогда сказать, что современный человек плохо осознает свое тело и то, что это тело делает? То есть, существует некая разорванность связей?

Михаил Львович: Скорее, «плохо чувствует». Это всё вопрос чувствительности. Вот такой каламбур: мы плохо себя чувствуем. Или: «чувствуйте себя хорошо, как бы ни было вам плохо». В чем здесь мудрость: ключ к тому, каким будет наше завтра, в том, что мы чувствуем о жизни и как воспринимаем ее сегодня.

С одной стороны мы плохо себя чувствуем, потому что мы не чувствуем, что с нами происходит, а с другой стороны, мы плохо себя чувствуем, потому что нам плохо. И вот, как ни смешно, это все об одном и том же говорит: мы должны чувствовать себя лучше, чувствовать себя живым , а не больным, тогда и внутри, и вокруг тоже станет лучше, что немедленно скажется и на самочувствии.

Я бы хотел обратить на это внимание. Как мы чувствуем жизнь, себя, окружающих, так и будут дальше строиться наши отношения с миром. Для взаимодействия с жизнью надо чувствовать себя хорошо во всех смыслах, особенно находясь «внутри Чуда».

Евгения: А вот из практических вопросов: есть бандажи для беременных. Есть яростные противники этого. Другие, наоборот, рекомендуют. Чем же правильно руководствоваться?

Михаил Львович: Только физиологией. Больше ничем. Кому-то надо помочь поддержать живот, в каком-то случае его, наоборот, надо оставить максимально свободным и не перетягивать дополнительно. Моя рекомендация, чтобы этот бандаж подбирал доктор остеопатии.

Евгения: А сама женщина? Ведь во время беременности почти у всех развивается повышенная чувствительность, и многие женщины говорят, что им хорошо с бандажом, а другие, что им с ним плохо. Вот можно оперировать именно этим пониманием «хорошо-плохо»?

Михаил Львович: Конечно, да. Глупо не обращать на это внимание. Может, рассудок и не позволит всегда следовать советам этой чувствительности, но, по крайней мере, не обращать на нее внимания категорически нельзя.

Евгения: А как Вы относитесь к свободной позиции во время родов? Свободному движению во время схваток, потуг и к классической кровати, на которой надо лежать на спине? Прокомментируйте, пожалуйста, с точки зрения физиологии и остеопатии.

Михаил Львович: Если тот, кто ведет процесс родов, в состоянии справиться в свободной позиции, это, конечно же, лучше. Фиксация материнского тела – не очень физиологична. Но это легче решать тому, кто принимает роды. И если в свободной позиции он чувствует себя неуверенно, то пусть лучше будет классическая позиция.

Евгения: Есть такой медицинский термин «активное ведение родов», и есть, с другой стороны, сохранившееся в русском языке выражение «принимать роды». Как говорила моя бабушка-фельдшер: «Конечно, принимала», потому что она только протягивала руки и принимала, а не активно вела роды.

Михаил Львович: Так тогда люди вообще лучше ПРИНИМАТЬ умели все, что от Бога идет, в том числе и ребенка (улыбается). А остеопатия всегда за физиологию, в первую очередь. Есть наказ: «Позволить внутренней физиологической функции проявить свою естественную потенцию, а не прилагать слепую силу, идущую извне». Внешнее воздействие всегда слепо для организма, активное внешнее воздействие всегда травматично.

Евгения: То есть помощь необходимо оказывать, когда она реально нужна.

Михаил Львович: Да, когда вдруг что-то «застопорилось».

Евгения: Надо сказать, что многие акушерки уже изучили некоторые остеопатические приемы, и остеопатия во время родов стала таким новым и отчасти модным приемом.

Михаил Львович: Идеально все же, чтобы врач-остеопат сразу после родов осмотрел ребенка.

Для ребенка каждый день в преодолении последствий родовой травмы ухудшает качество жизни. Остеопатия обладает большими возможностями именно по улучшению качества жизни. Ребенок, конечно же, проживет эту неделю, но он проживет ее лучше, если остеопат сразу же снимет все травматические последствия родов.

Это очень важно для правильного развития малыша. Услуги остеопата предлагаются в некоторых частных роддомах во Франции. И в Швейцарии остеопат сразу же осматривает ребенка. Поэтому, если говорить о наших модных клиниках с суперродами, там, конечно, в первую очередь должен быть остеопат. Нуждается после родов в помощи и мать.

Евгения: Скажите, с какими наиболее частыми проблемами Вы встречаетесь после родов? Понятно, что нужно как можно быстрее показаться остеопату, но о чем в данном случае идет речь – нескольких днях, неделях?

Михаил Львович: Все зависит от того, насколько травматичными были роды. Если была серьезная травма, то как можно быстрее, по возможности. После беременности и родов остеопат поможет более гармонично «собрать» структуру, улучшит функциональную динамику, успокоит психику.

Евгения: Но мы ведь не всегда понимаем, была ли травма... Особенно после роддомовских родов.

Михаил Львович: После всяких родов лучше сразу - это гарантия.

Евгения: Женщине лучше вызвать остеопата на дом или можно ехать на прием?

Михаил Львович: Если остеопат имеет возможность выехать на дом, хорошо вызвать на дом. Поездки бояться тоже не следует. Но если бы мы говорили об идеальном варианте, то лучше проводить осмотр женщины и ребенка сразу после родов.

Евгения: А ребенка показать никогда не рано?

Михаил Львович: Не рано, не рано. Что ж вы так всего боитесь? (улыбается)

Евгения: Есть такое мнение, что после родов надо лежать. Столько дней, сколько было родов плюс один день. Имеется в виду лежать — чтобы восстановиться. Хотя на практике выходит, чем больше детей, тем меньше времени можно отдохнуть.

Михаил Львович: Есть различные остеопатические методы для того, чтобы сделать первые движения менее травматичными, например, «косыночка». Тугое пеленание костей таза и живота. Прием, в общем, известный...

Евгения: С мамами понятно, давайте теперь поговорим о «главном герое» состоявшихся родов. Обычно самая большая проблема у детей — это так называемые колики. Во всех детских «плачах» месяцев до шести обычно винят именно их. Считается, что это нормально. Хотя, понятие «колики» довольно широкое. Прокомментируйте, пожалуйста.

Михаил Львович: Основная причина – это адаптация системы пищеварения к внешнему питанию и материнскому молоку. Не все зависит от того, что мама съела.

Мамино молоко – как сок. Проведем аналогию с соком дерева. Дерево сок производит не только из питательных веществ, находящихся в земле. Качество сока зависит от многих факторов – от солнца, воды, от того какой воздух вокруг. И если под этим деревом обижают друг друга, у него сок будет другой, и так далее. Поэтому колики на материнское молоко – это не вопрос одной диеты, а вопрос еще и атмосферы в доме, вопрос мыслей и настроения матери.

А уравновесить животик – это просто!

Евгения: Сейчас появилось очень много неврологических диагнозов. Практически поголовно ставят то гипотонус, то гипертонус и прочее. По некоторым данным у нас сейчас до 95% детей имеют неврологические проблемы. «Синдром гиперактивности» - диагноз массовый, под который подписывают практически все.

Я как психолог часто вижу, что это, например, просто темперамент ребенка, или это чисто психологические проблемы пары ребенок-родитель. С Вашей точки зрения, правомерно ли ставить такие диагнозы массово? Ведь как только ставится диагноз, сразу начинается лечение, и родители считают этого ребенка больным, что, в свою очередь, запускает нехорошую цепочку.

Михаил Львович: Ну, что здесь сказать... Мы имеем систему здравоохранения, которая не нами построена, и вместе с этой системой мы и ищем новые подходы к Здоровью и к лечению болезней.

Я скажу о себе. Я не люблю диагнозов, и их не ставлю именно потому, что не нуждаюсь в постановке диагноза для успешного лечения. И остеопатия позволяет лечить, не ориентируясь даже на результаты объективных исследований, а напрямую чувствовать ткани тела , чувствовать жизнь, а не патологию.

Евгения: Можно ли тогда обнадежить матерей и сказать, что даже если у вашего ребенка стоит диагноз «повышенное внутричерепное давление» или какие-то из неврологических диагнозов, что это не фатально.

Михаил Львович: Надо всегда смотреть чуть мягче и свободнее, понимать, что в современной диагностике проявляется некоторая недостаточность медицины.

Евгения: На любой диагноз надо смотреть критично?

Михаил Львович: Нет, надо смотреть свободнее, не загружаться. Это просто чье-то мнение, и воспринимать его надо именно как субъективное видение. Диагноз – не истина в последней инстанции. Это то, что относится, в общем-то, к прошлому, т.к. обычно не учитывает динамики. Это то, что было 5 часов назад, например.

И мы просто понимаем условно, что за эти 5 часов ничего не изменилось. То есть представляем, что человек умер, а он-то жив!. Остеопатия же имеет возможность чувствовать сам процесс, чувствовать как он движется.

Евгения: Да, а еще ребенок мог плакать перед диагностикой или просто волноваться. И, например, завтра результаты могли быть совсем другие.

Михаил Львович: Я выскажу свое частное мнение. По-моему, дополнительные исследования необходимы только в крайних случаях. Например, привезли человека с подозрением на внутреннее кровоизлияние. Чтобы решить, делать ему операцию или нет, надо сделать лапароскопию. Но когда приходят ко мне на прием, я лечу, не опираясь на результаты исследований.

Более того, я считаю, что увиденное не вовремя закрепляет процесс. И УЗИ не является абсолютно достоверным исследованием, и компьютерная томография ошибается... А увиденное фиксируется психоэмоционально и соматизируется окончательно, потом лечить надо - само уже не пройдет... Поэтому я не люблю диспансеризации – давайте всех просветим, давайте всем возьмем кровь на онкомаркеры...

Евгения: Хотелось бы услышать от Вас, как связано физическое состояние организма и его психологическое состояние?

Михаил Львович: Напрямую. Тело многомерно, у него есть и соматическая, и неврологическая, и психическая составляющие. Психика является управляющей единицей, и поражения на уровне психики гораздо более травматичны и опасны для целостного человеческого существа, чем на уровне физики. И вот, благодаря психосоматическим связям и рефлексам, достигается разгрузка и стабилизация психики.

Евгения: Как психолог, я точно знаю, что по болезням человека можно говорить о психологических проблемах. Проблемы в определенных местах тела – это определенные психологические зажимы.

Михаил Львович: Особенно много таких «зажимов» в области грудины и диафрагмы. Это и есть соматизация , т.е проявление в теле психических фиксаций и травм. Но это и компенсация, так как травма, «записавшись» в тело, как бы освобождает психику.

Евгения: Значит, работая с телом, расслабляя его, Вы можете снимать и психологические зажимы? То есть, если пойти от обратного. Или, по-хорошему, надо все-таки идти с двух сторон?

Михаил Львович: По-хорошему, конечно же, с двух сторон. Но надо понимать, что работа с телом обязательно какие-то психические компенсации откроет . Так, например, после качественно сделанного массажа нередки эмоциональные выплески.

Евгения: Как Вы считаете, правильно ли утверждение, что счастливый человек — это здоровый человек?

Михаил Львович: В идеальном обществе да. Но человек же «результат и сумма взаимодействий»... Но точно то, что счастливый человек духовно и душевно здоров, а тело обладает некоторой инерцией и являет собой результат взаимодействий и с окружающей средой в том числе.

Евгения: Тогда, если человек физически очень болен, он и душой не очень здоров?

Михаил Львович: А вот так я бы не стал говорить. Потому что есть люди, которые и за других страдают. Святые старцы, например. Они за всех людей болеют, а душевно они очень здоровы. Кто счастлив — точно здоров, но обратной связи тут нет. А Серафим Саровский говорил: «Когда внешний человек тлеет — внутренний обновляется».

Евгения: Можно ли сказать, что хорошее настроение и хороший настрой на здоровье и являются основой здоровья?

Михаил Львович: Именно настрой важен. Наша настройка, наше настроение – это реакция на воспринятое. Мы что-то восприняли и отреагировали настроением, хорошим или плохим.

Если принять, что все, что к нам идет — закономерно и оправдано, тогда наша реакция плохим настроением означает несогласие с этим «мировым потоком», направленным в нашу сторону. Что, в свою очередь, ведет к некоторому отходу от этого потока и усложнению его прохождения через нас и нашего восприятия и реакции. Именно поэтому я говорю: чувствуйте себя хорошо! То, что мы чувствуем, и есть наше настроение. Если ты не умеешь выделять хорошее самочувствие из разного, то реакция, которая от тебя исходит, идет со знаком минус и требует энергии, а не рождает ее. И вызывать в ответ она тоже будет реакцию не совсем ту, которой бы нам хотелось - эгоистов нигде не любят.

Евгения: Но ведь чувства бывают довольно разными, и было бы неправомерно делить их только на негативные и позитивные. Ведь нельзя же нарисовать мир только розовыми и голубыми красками.

Михаил Львович: Вот в том-то и дело, что все — вопрос настроения. Мы должны быть настроены, хорошо настроены. Мы должны чувствовать.

Евгения: То есть мы должны принимать любые чувства такими, какие они есть, не рассогласовываться с ними, не отвергать их, даже если это боль и злость.

Михаил Львович: Отвергать их конечно не надо. Но здесь начинают вплетаться вопросы этики и культуры. Сейчас уже на людей не бросаются как, к примеру, в Средневековье. Человеческая жизнь стала чего-то стоить. И вот эти нормы этики и красоты направляют чувства.

Поясню. Рассмотрим модель в виде квадрата. Первая его грань, огненная – это мысли, вторая — чувства. Другими словами, мысль должна проникнуть в душу.

Например, дизайнер проектирует автомобиль, и у него сначала возникает мысль как идея. Мысль должна обязательно понравиться, воодушевить. Здесь начинается водная сфера чувств. И если вдруг душа у дизайнера не на месте, настроение не то (в транспорте, например, поругался), мысль как пришла, так и уйдет. Часто такое бывает — много ценных мыслей, но нет настроения о них думать.

За мыслью и чувствами идут действия. Это третья грань квадрата – материальная, техническая. Дизайнер, уже воодушевленный идеей, возьмет карандаш и нарисует машину легкими штрихами. Творческое действие всегда легкое и простое, в основе него лежит мысль, основанная на чувстве, она и есть намерение или мыслеобраз.

И четвертая грань – результат, воплощение. Результат такого творчества всегда возникает сам по себе, не надо над ним биться и даже трудиться, он очень жизнеспособный.

А вот если настроение не то, вся цепочка не сработает и ничего не получится. И хоть все и начинается с «умной» мысли, но если твои чувства, Душа твоя, как говорится, не на месте — мысли пропадут зря. А вот если ты в хорошем состоянии и настроении, ты можешь сотворить все, что угодно. Все получится само. Лао-Цзы называл такой способ «делать не делая».

Евгения: Михаил Львович, спасибо Вам за интересную и, я считаю, очень нужную и своевременную беседу! На прощание пожелайте что-нибудь нашим читателям, в первую очередь — женщинам, беременным, матерям.

Михаил Львович: Друзья! Желаю вам Здоровья, как врач, и Счастья, как человек. Добрых вам чувств, ибо чувства — это то послевкусие, которое рождается в результате контакта с Жизнью и взаимодействия с происходящим.

Дорогие наши дамы! Дарите Жизнь и Здоровье своим близким и всем людям на Земле. Жизни внутри у Вас в избытке! Рождайте ее и будьте счастливы!

Евгения: Спасибо!

Яндекс.Метрика